Студия"Илосик" Минусовки и тексты псен Дворовые и Блатные ОДЕССА-МАМА
Студия "Илосик"
Минусовки и тексты песен Дворовые и Блатные ОДЕССА-МАМА
     
По всем вопросам обращайтесь:
e-mail:ram_master@mail.ru
ISQ 86116544
Подписывайтесь на каналы
И следите за Новинками!!!


karaoke

Piano tutorial

Видеоархив
VIDEO-ILOSIK:

Архив Видео










Поиск информации на сайте Студия "Илосик"


Студия "Илосик"

Минусовки, Фонограммы,
Тексты песен. Ноты. Аккорды.
Караоке (Видеокараоке).


Многие тексты, ноты, минусовки, фонограммы
вы можете найти на авторских сайтах.

Заказать ноты для фортепиано любых песен можете здесь >>>
Популярные НОТЫ для фортепиано здесь >>>
Заказать изготовление Минусовки любых песен Вы можете здесь >>>
Заказать изготовление Караоке (Karafun) любых песен Вы можете здесь >>>



Дворовые и Блатные

ОДЕССА-МАМА

На Молдаванке музыка играет

На Молдаванке музыка играет,
Кругом веселье пьяное бурлит.
Там за столом доходы пропивает
Пахан Одессы Костя Инвалид.

Сидит пахан в отдельном кабинете
И поит Маньку розовым винцом
И между прочим держит на примете
Ее вполне красивое лицо.

Он говорит, бокалы наливая,
Вином шампанским душу горяча:
«Послушай, Маша, детка дорогая,
Мы пропадем без Кольки Ширмача.

Торчит Ширмач на Беломорканале,
Толкает тачку, двигает киркой,
А фраера вдвойне богаче стали –
Кому же взяться опытной рукой?

Ты поезжай-ка, милая, дотуда
И обеспечь фартовому побег,
Да поспеши, кудрявая, покуда
Не запропал хороший человек».

Вот едет Манька в поезде почтовом,
И вот она у лагерных ворот,
А в это время с зорькою бубновой
Идет веселый лагерный развод.

Канает Колька в кожаном реглане,
В военной кепке, яркий блеск сапог,
В руках он держит важные бумаги,
А на груди ударника значок.

«Ах, здравствуй, Маша, здравствуй, дорогая,
Как там в Одессе, в розовых садах?
Скажи ворам, что Колька вырастает
Героем трассы в пламени труда.

Еще скажи, он больше не ворует,
Блатную жизнь навеки завязал,
Что начал жизнь он новую, другую,
Которую дал Беломорканал.

Прощай же, Маша, помни о канале,
Одессе-маме передай привет!»
И вот уж Манька снова на вокзале,
Берет обратный литерный билет.

На Молдаванке музыка играет,
Кругом веселье пьяное шумит.
Там за столом, бокалы наливая,
Сидит пахан и мрачно говорит:

«У нас, воров, суровые законы,
Но по законам этим мы живем,
И если Колька честь свою уронит,
То мы его попробуем пером».

Но Манька встала, встала и сказала:
«Не троньте Кольку, а то всех я заложу,
Я поняла значение канала,
За это Колькой нашим я горжусь!»

И Манька вышла, кровь заледенела,
Один за Манькой выскочил во двор,
«Погибни, сука, чтоб не заложила,
Умри, паскуда, или я не вор!»

А на канал приказ отправлен новый,
Приказ суровый марануть порча,
И это утром зорькою бубновой
Не стало Кольки, Кольки Ширмача.

Расшифровка фонограммы Алексея Козлова, аудиокассета «Пионерские блатные 2», ТОО «Московские окна ЛТД», 1998.


Сложена на мотив "Ужасно шумно в доме Шнеерсона" (слова Мирона Ямпольского, Одесса, 1920).


Беломорско-Балтийский канал им. Сталина соединил Белое море с Онежским озером. Протяженность 227 км. Построен вручную силами 175 тыс. заключенных и насильственных переселенцев. Строительство начато в сентябре 1931 и закончено в срок по плану через 20 месяцев к 1 мая 1933 года. Потери - 25 тыс. человек, что по сравнению с будущими лагерями незначительно (в 1938 году начальник ГУЛАГа Матвей Берман был расстрелян "за создание тепличных условий заключенным" на строительстве Беломорканала). По завершении стройки каждый шестой был амнистирован, а остальные отправлены на сооружение канала "Москва - Волга". Из-за малой глубины (3-3,6 м) Беломорканал оказался непригоднен для судоходства и почти не применялся. От Беломорканала ведет начало официальная аббревиатура "з/к" ("заключенный каналоармеец"), которая до настоящего времени штампуется на первой странице дела каждого заключенного (сейчас означает "заключенный контингент").


ВАРИАНТЫ (8)

1. На Молдаванке музыка играет


Эта песня из числа одесских родилась в 30-е годы под впечатлением масштабного строительства Беломорско-Балтийского канала имени Сталина (1931—1933 гг.) Сюда были согнаны «социально чуждые элементы» — либеральная интеллигенция и представители бывших имущих классов, а также «социально близкие» — мелкая шпана и профессиональные уголовники. Несмотря на «социальную близость», уркаганы и воры тоже подвергались «ломке» со стороны чекистов. По воровским «законам» и «понятиям», которые в это время как раз начали формироваться, «честному босяку» работать было постыдно, «в падлу». Этим он позорил всё уголовное «братство». Однако на Беломорканале зачастую создавались такие условия, когда приходилось выбирать — смерть или работа. И многие уркаганы «перековывались», а чекисты доверяли им как «социально близким» руководящие должности — бригадиров, десятников, нормировщиков и проч. К числу таких «перерожденцев» относится и Колька-Щипач — карманник, ставший центральным персонажем песни. «Молдаванка» показывает, что уже при зарождении воровского движения в нём уже происходил раскол, вылившийся позже, после войны, в печально знаменитую «сучью войну».

***
На Молдаванке музыка играет,
В пивной веселье пьяное шумит,
А за столом два вора заседают —
Старик-пахан и Костя-Инвалид. (1)

Сидят они в отдельном кабинете,
Марусю поят розовым винцом,
А Костя-жулик держит на примете
Её вполне красивое лицо.

Он говорит, закуску подвигая,
Вином-шампанским душу горяча:
«Послушай, Маша, детка дорогая,
Мы пропадём без Кольки-Ширмача. (2)

Торчит Ширмач на Беломорканале,
Толкает тачку, стукает киркой,
А фраера втройне богаче стали —
Кому ж их трогать дерзкою рукой? (3)

Езжай, Маруся, милая, дотуда
И обеспечь фартовому побег.
Да торопись, кудрявая, покуда
Не запропал хороший человек!»

Маруся едет в поезде почтовом,
И вот она — у лагерных ворот,
А в это время зорькою бубновой
Идёт весёлый лагерный развод.

Канает (4) Колька в кожаном реглане,
В лепне (5) военной, яркий блеск сапог,
В руке он держит важные бумаги,
А на груди — ударника значок. (6)

«Ах, здравствуй, Маша, детка дорогая,
Привет Одессе, розовым садам!
Скажи ворам, что Колька вырастает
Героем трассы в пламени труда.

Ещё скажи: он больше не ворует,
Блатную жизнь навеки завязал;
Он понял жизнь здесь новую, другую,
Которую дал Беломорканал. (7)

Прощай же, Маша, детка дорогая,
Одессе-маме передай привет!»
И вот уже Маруся на вокзале
Берёт обратный литерный билет.

На Молдаванке музыка играет,
В пивной стоит весёлый пьяный гул,
А за столом два вора заседают,
Старик-пахан толкает речугу: (8)

«У нас, ворья, суровые законы,
И по законам этим мы живём,
И если Колька честь вора уронит,
Мы Ширмача попробуем пером»,

Но тут Маруся встала и сказала:
«Его не троньте! Всех я заложу! (9)
Я поняла значение канала,
За это Колькой нашим я горжусь!»

Тут вышли урки с нею из шалмана
И ставят Маньку-суку под забор:
«Умри, змея, пока не заложила,
Подохни, падла, — или я не вор!»

А на канал приказ отправлен новый: (10)
Шпане сказали – марануть порча! (11)
И рано утром зорькою бубновой
Не стало больше Кольки-Ширмача.

(1) Вариант — «А за столом доходы пропивает /Пахан Одессы Костя Инвалид». Соответственно в этом варианте Маруся имеет дело с одним вором, а не с двумя. Кроме того, в некоторых вариантах песни вместо Кости-Инвалида фигурирует Ёся-Инвалид.
(2) Ширмач — карманник.
(3) Вариант -
«А фраера в сто раз наглее стали —
Никто не правит ими дерзкою рукой».

(4) Канать — идти.
(5) Лепня — костюм.
(6) Вариант —
«Выходит Колька в кожаном реглане,
В фартовых шкарах, в жёлтых лопарях,
В руках он держит разные бумаги,
И вот они с Марусей говорят...»

Шкары — брюки, лопари — сапоги. Возможно, этот вариант ближе к каноническому. Жёлтый цвет обуви был моден в конце 20-х — начале 30-х годов. В другой песне тех лет, например, поётся:
«Оксфорд сиреневый и жёлтые ботиночки
Зажгли в душе моей негаснущий костёр».

(Оксфорд — узкие укороченные до щиколоток «стильные» брюки).
(7) Вариант -
«Ещё скажи, что Колька не ворует
И всякий блат навеки позабыл;
Он понял жизнь здесь новую, другую,
Что дал ему тут лагерный режим».

(8) Толкать речугу — говорить речь (в слове «речуга» ударение на последнем слоге).
(9) Вариант — «Его не тронут — в этом я клянусь!»
(10) Вариант – «И в тот же день на Беломорканале».
(11) Марануть порча – убить предателя (порчак, порч, порчушка – испорченный, «гнилой» человек).




Жиганец Ф. Блатная лирика. Сборник. Ростов-на-Дону: «Феникс», 2001, с. 291-294.


2.


На Молдаванке музыка играет,
Кругом веселье пьяное шумит,
А за столом доходы пропивает
Пахан Одессы, Костя-инвалид.

Сидит пахан в отдельном кабинете,
Марусю поит розовым винцом,
А между прочим держит на примете
Ее вполне красивое лицо.

Он говорит, закуску подвигая,
Вином и матом сердце горяча:
«Послушай, Маша, детка дорогая,
Мы пропадем без Кольки-Ширмача.

Живет Ширмач на Беломор-канале,
Толкает тачку, стукает кайлой,
А фраера вдвойне богаче стали,
Кому же взяться опытной рукой?

Съезжай, Маруся, милая, дотуда
И обеспечь фартовому побег,
И торопись, кудрявая, покуда
Не запропал хороший человек».

Маруся едет в поезде почтовом,
И вот она у лагерных ворот.
И в это время зорькою бубновой
Идет веселый лагерный развод.

Выходит Колька в кожаном реглане,
Играет яркий блеск его сапог,
В руках он держит разные бумаги,
А на груди - ударника значок.

«О, здравствуй, Маша, детка дорогая,
Привет Одессе, розовым садам,
Скажи ворам, что Колька вырастает
В герои трассы в пламени труда.

Еще скажи, он больше не ворует,
Блатную жизнь навеки завязал.
Он понял жизнь здесь новую, другую,
Которую дал Беломор-канал.

Прощай же, Маша, детка дорогая,
Одессе-маме передай привет».
И вот уже Маруся на вокзале,
Берет обратный литерный билет.

На Молдаванке музыка играет
И вновь веселье пьяное шумит,
Маруся рюмку водки наливает,
Пахан такую речь ей говорит:

«У нас, жулья, суровые законы
И по законам этим мы живем,
А если Колька честь свою уронит,
Мы Ширмача попробуем пером».

А в этот день на Беломор-канале
Шпана решила марануть парча.
И рано утром зорькою бубновой
Не стало больше Кольки-Ширмача.

Запрещенные песни. Песенник. / Сост. А. И. Железный, Л. П. Шемета, А. Т. Шершунов. 2-е изд. М., «Современная музыка», 2004.


3. На Молдаванке музыка играет

На Молдаванке музыка играет,
В пивной веселье, пьяный шум стоит.
Ворье свои доходы пропивает -
Пахан Третьяк и Костька Инвалид.

Сидят они в отдельном кабинете,
Марусю поят слабеньким вином.
«Поторопись, кудрявая паскуда,
Без Ширмача, без Кольки пропадем!».

Живет Ширмач на Беломорканале,
Катает тачку, стукает кайлой,
А фраера вдвойне наглее стали –
Держать их некому уж опытной рукой.

И вот Маруся в поезде почтовом,
Она уже у лагерных ворот.
А ей навстречу с песней удалою
Спешит веселый лагерный народ.

Выходит Колька в кожаном реглане,
В расшитом, в добрых кохарях,
Несет под мышкой какие-то бумаги,
За ним шагает дружинников наряд.

«Здорово, Манька, Манька дорогая,
Привет Одессе, розовым садам,
Скажи ворам, что Колька не ворует,
Что жизнь блатную навсегда он завязал».

И вот Маруся снова на вокзале,
Ей до Одессы долгий путь лежит.
Ее шпана встречает на вокзале,
И тут Маруся пахану говорит:

«Из вас никто его не тронет, я ручаюсь,
Он завязал, и вот что я скажу:
Я поняла значение канала –
Узнала цену блату и ножу».

Вот ночью поздней, ночкою бубновой
Шпана решила сделать хохмача:
И через день на Беломорканале
Не стало больше Кольки-Ширмача.

На Молдаванке музыка играет,
В пивной веселье, пьяный шум стоит.
А за столом Марусенька рыдает,
Над ней смеется Костька Инвалид.

Неизвестный источник


4. У нас - воров - суровые законы

На Молдаванке музыка играет,
В пивной веселье пьяное гудит.
Там за столом два вора выпивают –
Одесс-пахан и Костя-инвалид.

Сидит пахан в отдельном кабинете,
Маруську поит сладеньким винцом.
А Костя-жулик — держит на примете
Ее вполне красивое лицо.

На Молдаванке музыка играет.
В пивной веселье пьяное гудит.
Пахан Маруське пива подливает,
А сам такую речь ей говорит:

«Живет ширмач на Беломорканале,
И слышал я, он тюкает киркой.
А фраера наглее вдвое стали,
Никто не правит ими праведной рукой.

Так поезжай, Маруська дорогая,
И подготовь фартовому побег.
Поторопись, родимая, покуда
Не запропал хороший человек».

И вот Маруська в поезде почтовом.
И вот она у лагерных ворот.
А на рассвете с зорькою бубновой
Начался шумный лагерный развод.

Выходит Коля в кожаном реглане,
В защитной кепке, желтый топарек.
В руках он держит какие-то бумаги,
А на груди ударника значок.

«Так, здравствуй, Маня, дорогая детка,
Привет Одессе, розовым садам.
Скажи ворам, что здесь я подрастаю
И стал героем трассы и труда».

И вот Маруся в поезде почтовом,
В руках обратный литерный билет.
А на рассвете с зорькою бубновой
Пахан открыл опять свой кабинет.

У нас — воров — суровые законы,
И по законам этим мы живем.
А кто однажды честь вора уронит,
То мы его попробуем ножом.

И тут Маруся встала и сказала:
«Его не троньте, и в этом я божусь.
Он понял жизнь, значение канала,
Он знает цену блату и ножу».

И тут все трое из пивной выходят,
Маруську-суку ставят под забор.
«Умри, паскуда, пока не заложила,
Умри, паскуда, или я не вор».

Они карали Маню под забором,
Чтоб не держала речь за ширмача.
А на рассвете с зорькою бубновой
Не стало больше Кольки-ширмача.

Российские вийоны. – М.: ООО «Издательство АСТ», ООО «Гея итэрум», 2001.



5. Про Кольку-Ширмача

На Молдаванке музыка играет,
Кругом веселье пьяное шумит.
Там за столом доходы пропивает
Пахан Одессы Костя-Инвалид.

Сидит пахан в отдельном кабинете,
И поит Маньку красненьким винцом,
И, между прочим, держит на примете
Ее вполне красивое лицо.

Он говорит, закуску придвигая,
Вином-шампанским душу горяча:
— Послушай, Манька, детка дорогая,
Мы пропадем без Кольки-Ширмача!

Торчит Ширмач на Беломорканале,
Таскает тачку, двигает кайлой,
А фраера втройне богаче стали.
Кому же взяться опытной рукой?

Съезжай, Маруся милая, дотуда
И обеспечь фартовому побег.
И торопись, кудрявая, покуда
Не запропал хороший человек...

Вот Маня едет в поезде почтовом,
И вот она у лагерных ворот,
А в это время, зорькою бубновой,
Идет веселый лагерный развод.

Канает Колька в кожаном реглане,
В военной кепке, яркий блеск сапог,
В руках он держит разные бумаги,
А на груди — ударника значок!

— Ах, здравствуй, Маня, детка дорогая,
Привет Одессе, розовым садам!
Скажи ворам, что Колька вырастает
Героем трассы в пламени труда!

Еще скажи: он больше не ворует,
Блатную жизнь навеки завязал,
Он понял жизнь здесь новую, другую,
Которую дал Беломорканал.

Прощай же, Манька, детка дорогая,
Одессе-маме передай привет!
И вот уже Маруся на вокзале
Берет обратно литерный билет.

На Молдаванке музыка играет,
Кругом веселье пьяное шумит.
Там за столом, бокалы наливая,
Сидит пахан и мрачно говорит:

— У нас, воров, суровые законы,
И по законам этим мы живем.
А если Колька честь свою уронит,
Мы Ширмача попробуем пером!

Тут встала Манька, встала и сказала:
— Его не троньте! А то всех я заложу!
Я поняла значение Канала,
И за это Колькой нашим я горжусь!

Тут трое урок вышли из шалмана
И ставят суку Маньку под забор.
- Умри, змея, пока не заложила!
Подохни, Манька, или я не вор!

А в это время на Беломорканале
Шпана решила марануть порча,
И рано утром, зорькою бубновой,
Не стало больше Кольки-Ширмача.

Блатная песня: Сборник. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002.



6. На Молдаванке музыка играет

На Молдаванке музыка играет,
Кругом веселье пьяное стоит,
А за столом сидит ворьё и выпивает,
Пахан Одессы и Сенька-Инвалид.

Они сидят в отдельном кабинете
И поят Соню сладеньким винцом.
А Сенька-жулик держит на примете
Её красивое и нежное лицо.

Встаёт пахан и свою речь толкает:
- Дела не надо делать сгоряча,
Послушай, Соня, детка дорогая,
Ты обеспечь побег для Ширмача.

Наш бедный Коля на Беломорканале
Катает тачку, звякает киркой.
А фраера вдвойне наглее стали,
Их нужно грабить опытной рукой.

И вот уж Соня в поезде почтовом,
И вот уж Соня у лагерных ворот.
А в это время зорькою бубновой
Идет паскудный лагерный развод.

Идет Ширмач, он в кожаном реглане,
Пальто внакидку, кепи набочок.
В руках он держит какие-то бумаги,
А на груди его ударника значок.

- Так здравствуй, Соня, детка дорогая,
Привет Одессе, розовым садам.
Я понял здесь значение Канала,
И за него я жизнь свою отдам.

На Молдаванке музыка играет,
Кругом веселье пьяное стоит.
А за столом сидит ворьё и выпивает,
Пахан Одессы речи говорит:

- У нас, воров, суровые законы,
От нас уходят только в мир другой.
А если Колька честь свою уронит,
То мы его попробуем ножом.

Тут Соня встала и речь свою толкнула:
- Его не тронете, на всё я побожусь.
Я поняла значение Канала
И знаю цену финскому ножу.

Ворьё карало Соню у забора,
Чтоб не толкала речи сгоряча.
А в то же утро зорькою бубновой
Не стало в зоне больше Кольки-Ширмача.

Запись 1974 г.

Грачёв М. А. От Ваньки-Каина до мафии. Прошлое и настоящее уголовного жаргона. Спб.: «Авалон», «Азбука-классика», 2005, стр. 377-378.



7. На Молдаванке музыка играет

На Молдаванке музыка играет,
Кругом веселье пьяное шумит.
Там в кабаке доходы пропивает
Пахан одесский Костя-инвалид.

Сидит пахан в отдельном кабинете
И поит Маньку красненьким вином.
И, между прочим, держит под прицелом
Ее вполне приличное лицо.

Он говорит, закуску придвигая,
Вином и водкой сердце горяча:
- Послушай, девочка, подружка дорогая,
Мы рухнем здесь без Сеньки-ширмача.

Торчит Семен на Беломорканале,
Таскает тачку, двигает кайлом,
А фраера тут все богаче стали,
Так чем их тронуть, как не опытной рукой?!

Езжай, Маруся, милая, дотуда
И обеспечь фартовому побег.
И торопись, кудрявая, покуда
Не запропал нам нужный человек.

Вот Маня едет в поезде почтовом,
И вот она у лагерных ворот.
И в это время зорькою бубновой
Идет веселый лагерный развод.

Канает Сенька в кожаном реглане,
В военной кепке, яркий блеск сапог,
В руках тримает разные бумаги,
А на груди - ударника значок!

- Ах, здравствуй, Маня, детка дорогая,
Привет Одессе, розовым садам!
Скажи ворам, что Сенька вырастает
Героем трассы в пламени труда.

Еще скажи, он больше не ворует,
Блатную жизнь навеки завязал.
Узнал здесь жизню новую, другую,
Которую нам дал канал.

Прощай же, Маня, детка дорогая,
Одессе-маме передай привет!
И вот уже Маруся на вокзале
Берет обратный литерный билет.

На Молдаванке музыка играет,
Кругом веселье пьяное шумит.
Там за столом, бокалы наполняя,
Сидит пахан и мрачно говорит:

- У нас, воров, суровые законы.
И по законам этим мы живем.
И раз наш Сенька честь свою уронил,
Мы ширмача попробуем пером.

Тут встала Манька, встала и сказала:
- Его не троньте! А иначе заложу!
Я поняла значение канала,
За это Сенькой нашим я горжусь!

Тут трое урок вышли из шалмана
И тихо ставят суку-Маньку под забор.
- Умри, змея, пока не заложила!
Погибни, Манька, или я не вор!

А в это время на Беломорканале
Шпана решила марануть порча.
И рано утром, зорькою бубновой,
Не стало больше Сеньки-ширмача.

Как на Дерибасовской... Песни дворов и улиц. Книга первая / Сост. Б. Хмельницкий и Ю. Яесс, ред. В. Кавторин, СПб.: Издательский дом "Пенаты", 1996, с. 41-45.


Близкий вариант:

На Молдаванке музыка играет

На Молдаванке музыка играет,
Кругом веселье пьяное шумит,
Там в кабаке доходы пропивает
Жиган одесский Костя-инвалид.

Сидит жиган в отдельном кабинете
И поит Маню красненьким винцом.
И, между прочим, держит под прицелом
Ее вполне приличное лицо.

Он говорит, закуску придвигая,
Вином и водкой сердце горяча:
- Послушай, девочка, подружка дорогая,
Мы рухнем здесь без Сеньки-ширмача.

Торчит Семен на "Беломорканале",
Таскает тачку, двигает кайлом,
А фраера тут все богаче стали,
Пришла пора их тронуть опытной рукой.

Езжай, Маруся, милая, дотуда
И обеспечь фартовому побег.
И торопись, кудрявая, покуда
Не запропал нам нужный человек.

Вот Маня едет в поезде почтовом,
И вот она у лагерных ворот.
И в это время зорькою бубновой
Идет веселый лагерный развод.

Канает Сенька в кожаном реглане,
В военной кепке, яркий блеск сапог,
В руках примает разные бумаги,
А на груди ударника значок…

- Ах, здравствуй, Маня, детка дорогая,
Привет Одессе, розовым садам!
Скажи ворам, что Сенька вырастает,
Героем трассы в пламени труда!

Еще скажи, он больше не ворует,
Блатную жизнь навеки завязал.
Узнал здесь жизню новую, другую,
Которую нам дал Белоканал.

Прощай же, Маня, детка дорогая,
Одессе-маме передай привет!
И вот уже Маруся на вокзале
Берет обратный литерный билет…

…На Молдаванке музыка играет,
Кругом веселье пьяное шумит.
Там за столом, бокалы наполняя,
Сидит пахан и мрачно говорит:

- У нас, воров, суровые законы.
И по законам этим мы живем.
И раз наш Сенька честь свою уронил,
Мы ширмача попробуем "пером".

Тут встала Манька, встала и сказала:
- Его не троньте! А иначе – заложу!
Я поняла значение канала, -
За это Сенькой нашим я горжусь!

Тут трое урок вышли из шалмана
И тихо ставят Маню под забор:
- Умри, змея, пока не заложила,
Погибни, Манька, или я не вор!

А в это время на Беломорканале
Шпана решила марануть порча.
И рано утром, зорькою бубновой,
Не стало больше Сеньки-ширмача…

Сиреневый туман: Песенник / Сост. А. Денисенко. Новосибирск, "Мангазея", 2001, стр. 159-161.


8. На Молдаванке

На Молдаванке музыка играет.
Кругом веселье пьяное бурлит.
Там за столом доходы пропивает
Пахан Одессы - Костя Инвалид.

Сидит пахан в отдельном кабинете
И поит Маньку розовым винцом.
И, между прочим, держит на примете
Ее вполне красивое лицо.

Он говорит, бокалы наливая,
Вином шампанским душу горяча:
«Послушай, Маша, детка дорогая,
Мы пропадем без Кольки Ширмача.

Живет Ширмач на Беломорканале,
Толкает тачку, двигает киркой,
А фраера вдвойне богаче стали…
Кому же взяться за них опытной рукой?

Ты поезжай-ка, милая, дотуда
И обеспечь-ка Ширмачу побег,
Да поспеши, красавица, покуда
Там не пропал хороший человек».

Вот едет Манька в поезде почтовом,
И вот она - у лагерных ворот.
А в это время с зорькою бубновой
Идет веселый лагерный народ.

Шагает Колька в кожаном реглане,
В глаза бьет блеск начищенных сапог.
В руках он держит важные бумаги,
А на груди горит ударника значок.

«Ах, здравствуй, Маша, здравствуй, дорогая,
Как там в Одессе - в розовых садах?
Скажи там всем, что Колька вырастает
В героя трассы и в ударники труда.

Скажи, что Колька больше не ворует
И всякий блат навеки завязал,
Что понял жизнь он новую, другую,
Которую в нем воспитал канал.

Прощай же, Маша, помни о канале,
Одессе-маме передай привет!»
И вот уж снова Манька на вокзале -
Берет обратный литерный билет.

На Молдаванке музыка играет.
Кругом веселье пьяное кипит.
Там за столом, бокалы наливая,
Пахан такие речи говорит:

«У нас, ворья, суровые законы,
Но по законам этим мы живем.
И если Колька честь вора уронит,
То мы его попробуем пером».

Но Манька встала, встала и сказала:
«Его не тронут – в этом я ручусь!
Я поняла значение канала,
Как Николай, и этим я горжусь!»

И Манька вышла. Кровь заледенило.
Один за Манькой выскочил во двор:
«Погибни, сука, чтоб не заложила,
Умри, паскуда, или я не вор!»

А на канал приказ отправлен новый,
Приказ суровый: марануть порча!
И как-то утром с зорькою бубновой
Не стало Кольки, Кольки Ширмача.

Песни нашего двора / Авт.-сост. Н. В. Белов. Минск: Современный литератор, 2003. – (Золотая коллекция).

Здесь Вы можете прикрепить или дать ссылку на любой материал (минусовку, ноты, текст, видеокараоке и т.п.),
оставить свой комментарий или отзыв:



Заказать Ноты для фортепиано любых песен можете здесь >>>
Популярные НОТЫ для фортепиано здесь >>>
Заказать изготовление Минусовки любых песен Вы можете здесь >>>
Заказать изготовление Караоке (Karafun) любых песен Вы можете здесь >>>

Продолжение следует...


Сообщайте о нерабочих ссылках - восстановим !



Мы ВКонтакте !!!
Хотите получать
новинки?
Здесь Вы можете
обменяться, найти и
заказать интересующий
Вас материал.
Присоединяйтесь:


Помог Вам
материал на сайте ?
Поддержите проект
1 рублем!
С помощью Вашей
поддержки

будет много интересного
и полезного материала!
Заранее спасибо !
Платежные реквизиты здесь:













Место для Вашей рекламы (дешево) !!!

Арендуем места для платежных терминалов !

Яндекс цитирования

Данная информация на сайте не является коммерческой !!!
Находящиеся на нашем ресурсе файлы и тексты, ссылки на них взяты из открытых источников интернета,
присланы посетителями сайта и выставлены только для домашнего использования в целях ознакомления.
Вся ответственность за несанкционированное использование этой информации ложится на конечных пользователей.
Администрация сайта не берет на себя ответственность за дальнейшее использование любых файлов с нашего сайта.

_ SpaceWeb — профессиональный платный хостинг
2002 - 2016 © Студия "Илосик" www.ilosik.ru
Минусовки, Фонограммы, Звуковые эффекты, Звуки,
Тексты (слова) песен, Романсы, Ноты, Нотный магазин, Аккорды, Караоке, Karafun, Видеоуроки, Поздравления,
Тосты, Афоризмы, Сценарии, Статьи и Мануалы, Архив MIDI
Piano Cover, Piano Tutorial, Sheet music for piano.
Машенькин Сергей ram_master@mail.ru ISQ 86116544